Кофе — женского рода

Прав был Пушкин про "памятник нерукотворный": слова вечнее людей. Иногда бывает так, что стирается в памяти лицо, забываешь имя человека, но помнишь сказанную им когда-то фразу. Один из моих университетских преподавателей, который вел у нас славянскую филологию и имени которого я, к сожалению, сейчас уже не помню (мои извинения), как-то, рассказывая нам о фонетических изменениях в древнерусском языке (о том, что некоторые звуки со временем стали произноситься иначе), на наш вопрос "Почему?" ответил примерно следующее: "Филология изучает тенденции, закономерности языка, но единственное, чего она не может объяснить, это почему так происходит".

С чего я вдруг об этом вспомнила? Просто в русском языке действительно встречаются явления необъяснимые и не совсем логичные. Например, категория рода существительных.

Конечно, насчет одушевленных существительных все ясно: если слово обозначает лицо мужского пола, то оно относится к мужскому роду, если женского — то к женскому. А вот что касается существительных неодушевленных… Почему не все неодушевленные существительные относятся к среднему роду? Ведь это было бы вполне логично. Почему один четырехугольный предмет на четырех ножках наши предки назвали существительным мужского рода "стол", а другой похожий предмет — "женским" словом "кровать"? Почему ручка — это "она", а карандаш — "он"? В чем принцип?

Принадлежность неодушевленных существительных к мужскому или женскому роду называется формальной. Это означает, что у неживых предметов нет "половых признаков" и распределение их по родовым группам, как правило, происходит по их форме, т.е. по окончанию. Существительные типа "стол" с окончанием, характерным для 2-го склонения, по которому изменяется большинство существительных мужского рода, относятся, соответственно, к мужскому роду. Существительные с окончанием или (1-е и 3-е склонение) — к роду женскому. Стоп! Но ведь на мягкий знак могут оканчиваться и существительные мужского рода — конь, олень, лодырь, государьМоль — это "она", потому как бабочка, а тюль? Как правильно — "белый тюль" или "белая тюль"?

В русском языке есть такие неодушевленные существительные, которые раньше употреблялись в женском или мужском роде, но затем "сменили пол". Например, раньше было принято говорить "черная рояль" или "зеленая тополь", что сейчас уже режет глаз и ухо. Это явление называется колебанием в роде. В принципе, таких слов очень немного, и эта статья вряд ли появилась бы в моем блоге, если бы эта тема не входила одно из заданий ЕГЭ — А3 (морфологические нормы). Дело в том, что часто допускаются ошибки в определении рода некоторых существительных и, как следствие, в согласовании с ними прилагательных. Как раз об этом я обещала рассказать в одной из своих статей.

Существительные, вызывающие трудности в употреблении, можно распределить в три группы.

1) Слова на , которые, теоретически, можно отнести и ко 2-му склонению (мужской род), и к 3-му склонению (женский род): тюль, рояль, шампунь, бандероль и т.п.

2) Слова, обозначающие парные предметы, которые мы привычно употребляем во множественном числе и редко — в единственном. Например, что является нормой: "один тапок" или "одна тапка"? "Одна туфля" или "один туфель"?

3) Несклоняемые слова, заимствованные из других языков "не по правилам" — по правилам иноязычные неодушевленные существительные относятся к среднему роду: новое пальто, молочное какао и т.п. Классическая аномалия — слово "кофе", которое сейчас возможно употреблять в среднем роде в разговорной речи (сказывается общая тенденция), — но все-таки не следует забывать, что официальной нормой пока остается мужской род. Почему мужской? Потому что изначально это слово пришло в русский язык в склоняемом варианте "кофей" или "кофий" — с окончанием, соответственно, мужского рода — и только потом перестало склоняться и начало мутировать в средний род. Или, например, слово "боа", когда-то заимствованное из французского вместе с тамошним мужским родом, но теперь употребляющееся в среднем — "пушистое боа". 

Несклоняемые существительные могут менять свой род и под влиянием так называемого родового наименования. Скажем, "салями" — женского рода, потому что это колбаса — "она". Сегодня в языке есть кучка слов с "раздвоением личности", которые могут употребляться в двух родах одновременно: меткое пенальти (потому что иноязычное, несклоняемое, неодушевленное) — и меткий пенальти (потому что "штрафной удар"); крепкое бренди (потому что иноязычное, несклоняемое, неодушевленное) — и крепкий бренди (потому что "напиток") и т.п. Но это уже несколько другая тема.

В общем, всё течет, всё меняется… Кто знает, может, настанут времена, когда кофе будет женского рода…

А пока — запоминайте:

 

Да, и не забудьте пройти тест по этой теме  >>

 

комментария 4

Комментировать